Сибирский шаманизм и бөө мүргэл

Бурятский бөө

В настоящее время термин «шаманизм» используется для обозначения чрезвычайно широкого круга верований. Некоторые приравнивают определение «шаманизм» с древними техниками экстаза, то есть с различными типами одержимости и медиумистическими техниками; другие используют его для обозначения широкого спектра многообразных духовных путей, принадлежащих к очень разным культурам в различных регионах планеты, включая те, где медиумистические техники очень слабо выражены или вовсе отсутствуют. Вдобавок существуют так называемые «шаманы нью-эйджа», которые верят кто во что и следуют своего рода духовной «сборной солянке» собственного приготовления, не имея ни малейшего понимания о подлинном процессе выбора настоящего шамана, в действительном смысле этого слова, его обязанностях и миссии. Более того, существует также путаница между терминами «шаманизм» и «язычество», которые часто используются как синонимы. В связи со всем выше сказанным автор решил избегать использования слова «шаманизм» в книге, насколько это возможно.

В сибирских шаманских традициях (также как в бöне и буддизме) все техники и учения имеют свое точно определенное происхождение и передаются через линии духовной преемственности подлинных мастеров. Таким образом, линии передачи принципиально важны и имеют механизмы защиты чистоты передаваемых учений и техник от внешних вмешательств и от разложения изнутри.

Значение слова «шаман»

Слово «шаман» имеет очень точное значение – это русифицированная форма тунгусско-эвенкийского прилагательного šaman  обозначающего жреца их религии. Многие исследователи пытались придать этому тунгусскому слову дополнительные коннотации, такие как: «экзальтированный, взволнованный или возвышенный», «внутренний жар», или объяснить его как заимствование из других языков, утверждая, что оно произошло от китайского слова шамен (沙弥), пали слова śamana  или санскритского слова śramana. Эти слова переводятся как «слушатель» и использовались как общее название буддийских монахов или странствующих буддийских проповедников. Все вышеперечисленные догадки не находят никакого обоснования в тунгусском языке или культуре и последняя без сомнения абсолютно не соответствует реальности, так как тунгусские шаманы никаким образом не связаны с практиками и учениями буддизма. Чтобы прояснить всю эту путаницу автор обратился к русскому ученому А.А. Бурыкину, доктору филологии, ведущему специалисту  по тунгусскому языку и культуре Института лингвистических исследований РАН в Санкт-Петербурге. Он любезно написал мне следующее:

Слово саман имеет только одно значение в языках тунгусской группы: оно просто означает «шаман», жрец. Некоторые ученые возводят его к глаголу са-, «знать», но это очень сомнительно, поскольку глагол имеет длинную гласную, в то время как слово саман имеет короткую… Я считаю, что это тунгусское слово нужно сравнивать с ненецким словом шамбана, обозначающим одну из категорий ненецких шаманов. Эти шаманы шамбана камлают в Нижний Мир и используют методы очень похожие на приемы тунгусских шаманов, которые в основном только этим и занимаются.

Символизм свастики

В начале XX века абсолютное большинство западных и российских исследователей, изучавших исконные сибирские духовные традиции, настаивали на том, что термин
«шаманизм» может применяться только к традициям народов Северной Азии и отдельных регионов на территории Европы, таких, например, как Калмыкия на юге России. Такие исследователи, как Д. Клеменц, М. Н. Хангалов, В. Радлов, Р. Маак, Л. фон Шренк, В. Богораз, В. Джохельсон и многие другие безоговорочно придерживались представления, что шаманизм как религиозный и культурный феномен был привязан к этим территориям и населявшим их народам вплоть до завоевания Сибири русскими. Но позже исследователи постепенно отошли от этого четкого определения и термин «шаманизм» начал терять свое точное значение и ценность.

С распространением движения нью-эйдж, представители которого соединяют в запутанную, неудобоваримую мешанину все, что только возможно, термин «шаманизм» стал применяться к разным видам традиционных или сомнительных, по меньшей мере, нью-эйджевских экстрасенсорных техник безотносительно того, связаны ли они каким-либо образом с исконными сибирскими духовными традициями и методами сибирских шаманов или нет, тем самым сделав термин «шаманизм» полностью бессмысленным и не пригодным для использования в серьезных исследованиях.

В наше время некоторые «учителя», принадлежащие к религиям, в которых фигура шамана вообще отсутствует, пытаются тем не менее представить себя в качестве «шаманов», а свои «учения» как «шаманские», лишь для того, чтобы лучше продать самих себя и свои «учения» публике. В действительности они только вредят собственной традиции и еще больше обесценивают значение термина «шаман».

Термин «шаманизм» сам по себе не является плохим, но, подобно всем «-измам», он содержит в себе проблему — чрезмерное обобщение; однако он все же может быть использован по назначению в будущем, если, согласно капризу судьбы, его значение вернется к своему начальному определению, то есть к обозначению того религиозного и культурного феномена, который он когда-то представлял.

Бѳѳ мүргэл

Несмотря на то что разные исконные сибирские духовные традиции имеют много общих культов и представлений, преимущественно благодаря сходству их культурного, религиозного и географического окружения, все же различия между ними сопоставимы с различиями между так называемыми «основными» мировыми религиями. Одним из важнейших аспектов, присутствующих во всех сибирских религиях, является политеизм, и в действительности этот аспект очень развит в современном бурятском бѳѳ мүргэле, который содержит, возможно, наиболее богатый пантеон среди всех автохтонных сибирских религий. Тем не менее главным отличительным свойством бѳѳ мүргэла является культ Хүхэ Мүнхэ Тэнгэри (Вечного Синего Неба) и тэнгэринов (богов-небожителей), поэтому этой теме в книге уделено особое внимание. Автор считает, что именно этот культ является основным в бѳѳ мүргэле и что именно он определяет характерные для бѳѳ техники и подход, хотя их истинный смысл и значимость могут быть легко проигнорированы или неверно истолкованы.

Бурятские шаманы называют свою религию бѳѳ мүргэл или бѳѳ шажан, в этих названиях слова «мүргэл» и «шажан»означают «религия», «вера», а «бѳѳ» является собственным названием этой религии.  Религия бѳѳ мүргэл исповедуется не только бурятами, но является исконной религией всех монгольских племен, а также тувинцев. Эта религия имеет много ответвлений, встречается в различных вариантах и под разными названиями, в том числе у многих тюркоязычных народов. В данной книге внимание сосредоточено на бурятской версии этой религии, поскольку автор изучал и до известной степени практиковал именно эту ветвь.

Share on vk
VK
Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp